29.07.2019   Судьи всероссийской категории
Приказом Минспорта России от 26 июля 2019 г. № 103 нг звание "Спортивный судья всероссийской категории" присвоено следующим планерным судьям:

Республика Татарстан
ЗЕНДЕРМАН Наталья Георгиевна
ЛОГВИНА Фирая Каюмовна
САЛАХУТДИНОВ Гусман Ибрагимович


Воронежская область
ПАНАФУТИН Владимир Юрьевич


Благодарим всех людей, кто занимается судейством и помогает нам.


Поздравляем с этим событием всех планеристов-спортсменов, т.к. без судей такой категории, мы не сможем проводить свои национальные первенства. Это особенности регулирования отечественного спорта.

28.07.2019   
Завершился 22-й чемпионат Мира по пилотажу на планерах в Румынии. Впервые за долгий срок наши пилоты не борются за звание чемпионов в самом престижном и сложном классе - Unlimited (без ограничений).
Но это компенсируется участием дебютантов международных соревнований - Марии Гаврилиной и Олега Ларионова. в классе Advanced (С ограничениями). Их тренерами выступают опытные пилоты - чемпионы Мира: Георгий Каминский и Владимир Ильинский. Наши пилоты отлетали все 6 программа и по итогам чемпионата Мария заняла 14 место (всего участников 31), а Олег 28-е.
По мнению Владимира Ильинского - достижения Марии это великолепный результат, особенно, если принять во внимание количество тренировок, Олег также молодец, поскольку выполнил все задачи поставленные тренером.

С результатами можно ознакомиться по ссылке https://civa-results.com/2019/WAGAC_2019/indexpage.htm Фотографии взяты со страницы https://www.facebook.com/22nd-FAI-WGAC-10th-FAI-WAGAC-2019-Deva-Romania-2041645302619757/

26.07.2019   Рассказ. ПЛОЩАДКА.
В последнее время как-то часто в нашем маленьком планерном сообществе ребята стали садиться на площадки. За последних две недели четыре посадки в поле или пять… И это при том, что за все предыдущие сезоны ни одной. Вот и вчера, в воскресенье двое умостились на поле совершенно недалеко от аэродрома. В том числе и я. С утра все складывалось как нельзя лучше. После недели дождей настало утро воскресенья с голубым небом и ярким солнцем. Солнышко усердно прогревало землю и уже к полудню стало окончательно понятно, что необходимо выкатывать планера на старт. Массивные тучи с темным основанием расположились на небе в южном и западном направлении. И манили нас…, манили…, как «красные труселя Михалыча». Мне уже давненько хотелось испытать возможности своего «Янтаря» так сказать по максимуму, поэтому увидев такое великолепие я не стал долго размышлять, а выкатился вместе со всеми. Буксировщик по-быстрому забросил всю нашу стаю наверх и каждый полетел по своему плану. После отцепки я достаточно быстро выбрал кромку на 1300 метров и пошел на запад по пути останавливаясь ненадолго под наиболее мощными облаками поднабрать высоты и продолжить путь. Облака были одно другого краше и полет не представлял никаких трудностей, необходимо было просто лететь от одного к другому, наслаждаться полетом и любоваться видами. Я летел без оглядки полагая, что после того, как достигну цели своего путешествия, то смогу вернуться обратно под такими же красивыми и «рабочими» облаками, как и летел туда. Таллинское шоссе ломаной линией уходит к Эстонии и ведет меня в сторону Кингисеппа. Этот город по моему замыслу будет первый поворотный пункт моего маршрута. Второго пока еще не было потому, что как и куда лететь потом - будет решаться потом. Заморачиваться на это сейчас не хотелось. Так сказать, полет в свободном стиле, ни к чему не обязывающий экспромт в небе. Денек был действительно великолепен и я наслаждался окружающими красотами с высоты птичьего полета и птицами на своей высоте. Восточнее, не очень далеко от меня, противоположным курсом шла огромная стая аистов. Наверное около трех десятков птиц с вожаком во главе. В их построении четко угадывалась иерархия стаи. За все время, что я их наблюдал никто из них не решился изменить свое место в строю, как в прочем и взмахнуть крыльями. Они летели как монолит, как солдаты на параде, не шелохнувшись и наверное не дыша. За то время пока я их видел птицы пролетели 5-7 км и ни единого движения, даже длинные клювы смотрели в одном направлении, как антенны и не поворачивались. По какому поводу такая торжественность? В середине дня, посреди лета… Может юбилей или праздник какой-нибудь птичий? День независимости аистов планеты Земля или теща вожака пригласила всех на блинчики с лягушатиной? Как бы то ни было, а причина такой демонстрации должна быть весомой. Внизу подо мной появилась красивая дорожная развязка в виде бабочки от которой одна дорога уходит в Ивангород на границу с Эстонией, а другая в Кингисепп. Да вон он и сам виден вдали. До городских многоэтажек осталось не более десятка километров. Вдруг что-то забарахлило. Вроде бы все в норме, но уже не так хорошо, как раньше. Очередное облачко, казавшееся издалека идеальным и образованным от хорошего потока, на самом деле оказалось лохматым и слабым на подъем. Вариометр под ним не верещал захлебываясь, как раньше, а вякал еле еле. Ну такое бывает подумалось мне. Схожу под другое. И под другим не очень и под третьим. Как будто кто-то выключил небесный рубильник и восходящие потоки разом иссякли. Что-то нехорошее шевельнулось внутри. Я посмотрел более внимательно на север в сторону своего аэродрома и увидел, что обстановка коренным образом изменилась. От былого великолепия не осталось и следа. Вернее след остался. Шикарные кучевые облака превратились в какую-то неравномерную мазню непонятного серого цвета, закрывшую голубое небо от меня и почти до самого аэродрома. Земля лишилась солнечного тепла, нет прогрева, а значит под такими облаками никаких потоков и быть не может. Рядом все тоже потихоньку сдохло. Похоже я влип. План вернуться обратно под теми же облаками, под которыми я пришел сюда провалился. Созрела острая необходимость покумекать, как выбираться из всего этого. Причем сделать это нужно быстро, я бы даже сказал моментально. Высота тает на глазах. На самом деле оно так и происходит в полете, но сейчас все хочется рассказать в подробностях. Без паники! Прикинем все «За» и «Против». «За» - высота 1200 метров и… Пожалуй и все. «Против» - до «точки» (аэродрома) около 40 км, а может и несколько больше. Впереди атермичная зона, почти все 40 км полнейшее отсутствие восходящих потоков. Двигаться в другом направлении, не в сторону аэродрома и искать потоки тоже бессмысленно, потому как похоже, что погода «выключилась» везде. А еще встречный ветер. Несмотря на то, что он не сильный все равно это серьезное препятствие. При попутном ветре или в штиль на таком удалении и с такой высотой можно было бы надеяться дойти «на качестве», а сейчас это действительно не реально. Еще одно немаловажное «против» это отсутствие хоть какого-либо практического опыта посадки на площадку. Были только одни разговоры на эту тему и огромное желание слетать учебную площадку. Но это желание так и не воплотилось в реальное упражнение. Все откладывалось на потом, до лучших времен, авось пронесет. А сейчас перспектива сесть на площадку вполне реальная. Я бы даже сказал 100 процентная. Если конечно не случится чудо. Кстати о чудесах. В планеризме это вполне работающий фактор, на который следует надеется и принимать его в расчет. Не один раз они (чудеса) со мной случались и вытаскивали меня из совсем уж критических ситуаций. Но это при условии, что борешься до конца и не опускаешь руки. И тогда ОНО - Чудо случается. Несколько раз уходил с 200 метров и один раз даже тогда, когда площадки поблизости видно не было. Наверное потому, что когда складывается сложная ситуация из которой кроме чуда выхода нет никакого, то ОНО и случается. Но это мое личное мнение, не претендующее на абсолютную истину или правило. Ну вот вроде бы и все. Обстановку оценил и оказалось, что она весьма хреновая. Пора принимать решение. Всем встать! Оглашается решение! Именем Всемирного планерного сообщества, Федераций планерного спорта России, Санкт-Петербурга и Куммоловской стаи командиром воздушного судна – отдельного планера «Янтарь-стандарт 2», на основе глубокой всесторонней и моментальной оценки обстановки принято решение: Идти в сторону аэродрома и надеяться на чудо по пути! Решение принято окончательно и может быть отменено только тем же командиром воздушного судна в случае принятия им нового решения! Все, полетели. Внизу в обратном порядке сменяют друг друга деревеньки и примечательные ориентиры. Я двигаюсь в сторону аэродрома. Скорость 90-95. Монотонность и неторопливость этого процесса действуют на нервы. Вот уже высота меньше 1000 метров, а впечатление такое что продвинулся совсем чуть-чуть. 900, 800. Появился и отчетливо виден край этой мглистой облачности. Есть шанс дойти до чистого неба на приличной еще высоте и постараться словить хоть какой-нибудь поток от прогревшейся уже немного земли. Но для этого необходимо экономить высоту, а это значит пилотировать максимально чисто. Скорость 95 и ниточка по центру. Триммируюсь точно на 95. Педальки держу ровно. Ниточка застыла. До края облачности совсем немного, но и высота уже 500. Шансы словить поток минимальные. Выхожу из-под облачности на краю большого поля. Посредине его, трактор деловито таскает за собой косилку все увеличивая проплешину скошенной травы. Прикидываю возможность посадки. Длинна поля пару километров - это хорошо, но проплешина узкая – это плохо. За скошенную траву при посадке можно зацепить крылом и тогда циркуль неизбежен. А это – вероятная поломка планера. Нет это не вариант. Хотя было бы интересно посмотреть на вытянувшиеся физиономии механизаторов после посадки планера на свежескошенное ими поле. Подхожу к центру поля и вдруг толчок снизу и еще один. Я замер. Стрелка вариометра уверенно подползла к нолику, но его не преодолела. В поисках счастья очень корректно закладываю идеальный вираж. Еще пару толчков и все. Пузыри. Земля только начинает прогреваться. Может здесь и будет хороший поток, но не сейчас. Второй круг делать бессмысленно. Только потеряю высоту. Лучше ее остаток потратить более разумно на поиск лучшей площадки. Лечу дальше. Стрелка высотомера приближается к 300. Критическая высота. Ниже 300 все правила и наставления в один голос рекомендуют искать площадку и оставить все попытки выпарить. Хотя бывают и исключения, но похоже это не тот случай. А вот за дорогой свежескошенное поле и трава даже убрана, и расположено оно вдоль направления ветра. Все идеально! Но есть одно «Но». Вдали показался наш аэродром. До него осталось совсем немного, на глаз 5-7 км и похоже, что можно дотянуть. Однако не все так просто, больше половины этого расстояния сплошной лес. И если случайный нисходящий поток, то садится на деревья не самый лучший выход из сложившейся ситуации. Что делать? Я почти долетел, но чуда не произошло. Аэродром близко, но есть риск разложить планер или самому разложиться на деревьях. Но риск благородное дело! Да, конечно, но ставки в этой игре несоизмеримы выигрышу. Другими словами - игра не стоит свеч. Понятно, что вариант посадки на площадку более приемлем даже несмотря на отсутствие практического опыта в этом деле и наличии только теоретических познаний. Так сказать, с чужих слов. Он безопаснее. Хотя и обидно. Ведь почти дома, почти долетел, но все же почти… На краю поля, вдоль дороги милая и очень уютная деревенька. Ну совсем крошечная, всего пару десятков домиков. Наверно это её жители совсем недавно скосили и убрали с поля всю траву. Как любезно с их стороны! Можно считать это своеобразным приглашением зайти, вернее залететь на огонек. И я им с удовольствием воспользовался. Построил круг захода и подтянув по туже ремни пошел на посадку. «Сабля», я два сорок один. Захожу на площадку между Велькотой и точкой – доложил я РП. Выпускаю колесо и подхожу к «четвертому». Где севернее? На какое поле? Какая высота? – засыпал меня вопросами РП. Но разговаривать уже не было возможности. Я уже был на «четвертом». «Подробности письмом» - коротко отвечаю я. Четвертый разворот получился прямо над центром деревушки на высоте не более сотни метров. Регулируя интерцепторами интенсивность снижения, я иду на посадку. Краем глаза замечая, как трудолюбивые селяне копошатся в своих огородиках и дворах не замечая планер над их головами. Ведь все происходит почти бесшумно. Однако похоже одна бдительная бабулька все же нашлась. Всплеснув руками и замерев на месте она взглядом проводила планер и наверно даже произнесла что-то вроде «Батюшки!» но это я уже не видел. Подо мной промелькнул крайний к полю домик, стремясь идти точно по покосам я выравнялся и стал гасить скорость, прибирая ручку на себя. Касание неожиданно было мягким и приятным. Планер еще разок подскочил на небольшом холмике и уверенно покатился по полю. Через несколько секунд я уже отстегивал ремни и открывал фонарь. Такая мягкая посадка была для меня очень большой неожиданностью. Абсолютно такая же, как если бы я приземлился на поле нашего аэродрома. Я ожидал жуткой тряски и всего чего угодно только не этого. А вот ведь как оно происходит. И ничего страшного в этих площадках оказывается нет. Я вылез из планера и осмотрел окружающее меня летнее великолепие. Поле, на которое я сел теперь поражало своими размерами, хотя с верху это была заурядная, небольших размеров площадка. По его краю росли деревья, с двух сторон обрамляя шоссе местного значения, по которому носились редкие автомобили. Стрекозы и мухи летали туда-сюда по своим делам, кузнечики стрекотали в траве, слепни готовились накинуться на нового и наверняка вкусного, неожиданного гостя, небо голубело, облака ослепительно белели на его фоне. И всем было абсолютно «фиолетово» до того, что я впервые в своей жизни совершил настоящую, с маршрута, «боевую» площадку! Я стоял задрав голову в небо и любовался тем, как кто-то из моих более удачливых коллег на «Бланике» обрабатывает восходящий поток и поднимается все выше и выше. Как одинокий орел занимается тем же и лихо ввинчивается в синеву. Как ласточки носятся за насекомыми. И нисколько не испытывал обиды от того, что мой полет прервался так вот неожиданно. Наоборот меня переполняла радость, потому что это была еще одна ступенька необходимая для совершенствования своих летных навыков и психологический барьер, который хоть и по воле случая, но я все-таки преодолел. Что-то прошипела радиостанция и я вспомнил, что забыл сообщить РП о своем приземлении. «Сабля», я два сорок один. Я на площадке, все нормально. Прошу прислать буксировщик. Где площадка объясню по телефону. «Принято, звони». Удовлетворенно буркнула «Сабля». Я звякнул буксировщику и объяснил где нахожусь. От него я так же узнал, что наше планерное сообщество, моя «стая» не особенно и убивается по поводу потери одного из своих «соколов». Буксировщик на помощь мне посылать не спешит, а собирается использовать его по прямому предназначению - для подъема остальных «соколов» в небо, дабы по-максимуму использовать удачную парящую погоду. Ну а как всех поднимет, тогда уже и за мной прилетит. Так, что у меня появилась реальная перспектива позагорать на этом поле некоторое время. Ну и ладно. Не особо огорчившись я вытащил из кабины парашют, бросил его под крыло и удобно устроился в тенечке отдохнуть. Я лежал на парашюте и ощущал под собой тепло хорошо прогретой солнцем земли. Теперь понятно от чего нагревается воздух наших потоках. Земля действительно хорошо грела. В голове само собой стало всплывать все со мной произошедшее. Мозг привычно стал сортировать все по «полочкам». Примечательно, что волнение перед предстоящей площадкой возникало только тогда, когда делать было нечего. То есть когда я монотонно тянул «на качестве» к аэродрому и было много времени, которое мозгу просто нечем было заполнить. Вот он и старался, и рисовал картины одна другой краше. А когда появилась действительно настоящая работа – поиск поля, построение захода, доклад РП и посадка то эмоции исчезли. От страха, сомнений, нерешительности не осталось и следа. Есть работа и её необходимо выполнить, как учили. Вперед! Разум сильная штука, но инстинкт самосохранения наверно все же сильнее. В нужный момент он отметает все второстепенное и мобилизует резервы организма для решения важной задачи. Так вспоминая и размышляя, я провел около часа. Вскоре послышался знакомое тарахтение нашего Як-12. Буксировщик сделал круг. Сначала сбросил фал, а со второго захода примостился рядом со мной. Я засуетился, одел парашют, пристегнул фал и собрался уже устраиваться в кабине, да вот незадача – выпустить меня некому, а взлетать с крыла на Янтаре я еще не пробовал. «Как взлетать собираешься? Выпустить то некому». Спросил Сергей - пилот буксировщика. «А какие могут быть варианты? – вслух подумал я. «Вариант только один, с крыла взлетать. Больше вариантов никаких». На том и порешили. Сергей пошел заводить самолет, а я стал устраиваться в кабине планера. Потуже затянув ремни, я еще и еще раз прокручивал в голове возможные проблемы при взлете с площадки, да еще и с крыла. Что необходимо делать, чтоб быстрее оторвать крыло от земли, как действовать, чтоб не зацепить за траву на разбеге и побыстрее оторваться, проверил фиксацию интерцепторов, взял веревку от тросика отцепки в руку. Ну вроде бы все. Готов. Буксировщик проехал вперед, Фал, соединяющий нас натянулся. Я уже было открыл рот, чтоб доложить о готовности к взлету, но вдруг по полю пронеслась огромная крылатая тень. Ого! И что это было??? Задрав голову вверх вижу, что на высоте 70-100 метров в лихом вираже на посадку заходит краснохвостый «Бланик». «Два сорок один, захожу на площадку рядом с тобой» - раздалось в эфире. Антоха!!! Вот это сюрприз! Еще один из нашей стаи пострадал от сегодняшней коварной погоды. Почти цепляя за кроны придорожных деревьев, «Бланик» круто заложил «четвертый» и вопреки всем правилам, по ветру и поперек покосов пошел на посадку. Мягко шлепнувшись на землю и немного пробежав планер остановился. Ликованию моему не было предела. Как все вовремя! «Нашелся к шарику горшок и хвостик к дню рождения!» - как любил напевать с друзьями Винни Пух. Мой выпускающий прилетел, как по мановению волшебной палочки. Взлет в отличии от посадки получился не сразу. Первый дубль был неудачный. Левое крыло зацепилось за кучку нескошенной травы в самом начале разбега, когда скорость была еще совсем маленькая, и несмотря на ручку в правый борт и правую педаль в упор поднять его уже не получилось. Планер пошел боком и пришлось отцепиться, чтоб не наломать дров. Дубль 2 был более удачным, хотя и очень корявым. Но как бы то ни было я снова в воздухе, впереди маячит буксировщик и мы вместе перелетаем тот злополучный лес, который помешал мне дойти до аэродрома. Впереди посадочная полоса. Отцепка и посадка прошли штатно. _______________________________________________________________ А все же почему у нас в последнее время стало так много посадок на площадки? Почему так происходит, в чем причина? В моем случае это желание научиться тому, что еще не делал, пролететь дальше, пройти маршрут длиннее. В случае с Антоном причина та же. Он вообще фанатично штурмует высоты планерного мастерства, да и другие ребята пытались освоить что-то новое. Значит среди наших планеристов уже сформировалась, какая-то «критическая масса», которая ищет пути к совершенствованию самих себя, своих навыков и опыта. Так это же хорошо! Так значит скоро появятся конкуренты у признанных планерных «гуру». Готовьтесь. Мы уже идем!

Все новости