Анатолий Морозов

Российская планерная семья не такая уж большая – почти все друг друга знают, вместе где-то когда-то летали… И даже в былые времена, когда в аэроклубах занимались тысячи юношей и девушек, имена лучших из них звучали на всю страну – воплощая ее гордость, преумножая спортивную славу.
Мы хотим сделать цикл зарисовок о тех, кто в свое время входил в состав сборной СССР, защищал честь страны на международных соревнованиях.

Итак, знакомьтесь – Анатолий Морозов (Владикавказский авиационно-спортивный клуб им. Героя Советского Союза И.М. Дзусова) - член сборной команды СССР, абсолютный чемпион СССР и России, призер международных соревнований, а ныне главный тренер сборной команды Северной Осетии по планерному спорту. В 1978 году на Бланике L-13 вместе с Натальей Ермаковой он установил рекорд СССР – абсолютная высота 6800 м для двухместных планеров.
- Я пришел в планерный спорт в 1972 году, тогда он был очень популярен, - рассказывает Анатолий Морозов. - Планерные клубы были организованы повсеместно - если брать только юг страны, то они были во Владикавказе, Таганроге, Майкопе, Краснодаре, Ессентуках, Тбилиси.
Стать планеристом в то время было просто – прийти в ДОСААФ, сказать: «хочу летать», пройти медкомиссию и начать заниматься. Требования к здоровью были жесткими, но универсальными. Это сейчас все зависит от выбранной лицензии, а тогда медицинское освидетельствование было общим для всех.
После медкомиссии начиналась теоретическая подготовка: каждый день в течение трех месяцев мы постигали секреты аэродинамики, метеорологии, штурманской подготовки и целого ряда других дисциплин. Желающих подняться в небо было очень много – в моей группе, помню, было больше 20 человек. В середине цикла нас разделили на два отделения, каждый из которых прикрепили к инструктору. Был и возрастной ценз для самостоятельных полетов – с 16 лет, а для учебных полетов с инструктором – с 15 лет. Также было установлено ограничение по весу – не менее 50 кг для выполнения тренировочных прыжков с парашютом.
Я пришел в аэроклуб в феврале, а уже в мае начал летать. В те годы у нас было очень много одноместных и спортивных планеров – около 20 единиц. Государство не жалело сил и средств на работу с молодежью, на деятельность ДОСААФ регулярно выделялись деньги, закупалась летная техника, развивалась инфраструктура. Одних самолетов-буксировщиков в 70-хх годах здесь было 10 (!). Хотя далеко не все аэроклубы могли похвастать такой технической базой – в те времена существовала прямая зависимость между победами планеристов на международных соревнованиях и обеспечении аэроклубов. У нас было много чемпионов, трое членов сборной страны – соответственно, много и планеров.
Узнать о существовании клуба было легко - аббревиатура ДОСААФ звучала отовсюду, инструкторы ходили по школам, зазывали ребят и девчонок. Парашютисты, планера парили в небе во все ясные дни, а мы, мальчишки, лет с 10-12 постоянно бегали на окраину города, смотрели на самолеты, восхищались пилотами, завидовали им, мечтали быть на них похожими. Помню, в конце 60-х гг к нам прилетел красавец ЛИ-2, выкрашенный в ярко-зеленый цвет, который доставил спортивные планеры ФОКА-4 для сборной команды СССР, которая тренировалась тогда на нашем аэродроме. Погодные условия во Владикавказе и тогда и сейчас были уникальными: летный сезон начинался раньше, чем в других регионах страны, и заканчивался гораздо позже: мы летали с апреля по ноябрь. Потому именно наш аэроклуб выбирали базой для проведения сборов, два раза в год здесь тренировались члены сборной команды СССР: Олег Пасечник, Эда Лаан, Тамара Свиридова, Валентина Топорова и многие другие.
Кстати, девушек-планеристов в те времена было очень много. От желающих заниматься планерным и парашютным спортом не было отбоя. За год региональный ДОСААФ готовил 50-60 спортсменов, а всего через нас проходили тысячи человек – всех не пересчитать, да и учета особого никто тогда не вел. Многие из них продолжали обучение в училищах военной и гражданской авиации.
В 1976 г меня пригласили работать инструктором в аэроклуб, в 1977 г я полетел на сборы в Орел, в этом же году вошел в состав сборной команды СССР. Нас тогда было 12 человек, членов сборной. Между соревнованиями продолжал работать в клубе - инструктором, пилотом-буксировщиком, тренировался как спортсмен.
В команде сборной СССР тогда выступали три наших спортсмена – Леонид Васьков, Александр Дятлов и я. Мой стаж в сборной - около 15 лет. За этот период случалось много всего интересного – каждый планерист знает, что полеты не похожи друг на друга, что каждый раз, когда поднимаешься в небо, случается что-то необычное, то, что требует нестандартного подхода, смелого решения…
Человек всегда стремился покорить небо, узнать, на что он способен, определить предел своих возможностей. К сожалению, сегодня планеристы больше думают не о рекордах, а о выживании. Спорт держится не на госпрограммах, а на отдельных энтузиастах, которые пытаются что-то сделать, чтобы сохранить остатки былого величия…
А в советские годы государство не жалело средств на эти цели, понимая, что ДОСААФ – это не просто занятное времяпрепровождение, а структура, которая реально готовит ребят для армии и флота. Существовали целые программы для подготовки парашютистов, радистов, водителей, планеристов, летчиков и т.д.
Что касается методических пособий, то и тогда, и сейчас все планеристы занимаются по «Курсу учебно-летной подготовки на планерах и буксировщиках в авиационных организациях ДОСААФ России». В 70-х гг, тоже была похожая книга, которая являлась основным документом, определяющим содержание, объем, порядок и последовательность летного обучении. С тех пор она несколько раз переиздавалась, редактировалась, ведь со временем меняется и летная техника, и упражнения, и сами требования к навыкам планериста и инструктора. Добавились полеты в горах, ночные полеты – то, чему не учили нас.
Мы тогда летали в основном на Бланиках, а вышедшую из строя или списанную технику, помню, безжалостно сжигали. Государство строго следило за тем, чтобы местные умельцы не могли использовать части летательных аппаратов в своих целях. С одной стороны, это правильно - металл имеет свойство уставать, да и горе-конструкторы легко могут разбиться на своих самодельных конструкциях. Но с другой стороны, срок службы планера, при хорошем уходе, можно продлить на десятилетия. Мой брат, который живет в Канаде, летает на Мессершмитте 43-го года выпуска – еще деревянном!
Все, что есть в распоряжении нашего аэроклуба, было закуплено ДОСААФ еще в советские годы. Помимо Блаников были у нас тогда и польские Кобры, и ФОКИ, и Янтари, и двухместные Пухачи. На базе аэроклуба планировали обучать планеристов-высотников, способных летать в горной местности. И этот фактор тоже способствовал щедрым поставкам летательных аппаратов.
Что касается рекордов, то на моем счету их несколько. Одни остались в истории, другие - до сих пор действующие. Один из рекордов был установлен в румынском городе Брашове в ноябре 1991 года – полет на высоте 7450 м. Тогда там проводились международные сборы, мы летали с Василием Руснаком на двухместном румынском планере IS-28. Мой партнер наматывал один круг за другим – хотел получить значок планериста, который выдается за определенные достижения (на нем изображены птички, а сам значок украшен небольшими бриллиантами.) Я к тому времени уже имел все категории таких значков – был, так сказать, полным кавалером. А Руснаку надо было зафиксировать максимальный набор высоты, причем не от момента отцепки, а от момента свободного полета – при этом высота должна была составлять 5 000 метров и выше. Мы летали дня три - он впереди, я вторым пилотом, но набрать нужную высоту у него никак не получалось. На четвертый день я попросил его поменяться местами. И взял 7450 м. Руснак на меня тогда сильно обиделся…
Был в моем послужном списке и рекорд Советского Союза – маршрут от Орла до Курска и обратно, средняя скорость 107 км в одноместном варианте.
Вернуть пик развития авиации 50-70-х годов прошлого столетия, наверное, уже не получится, как и вернуть СССР: сменились поколения, изменились увлечения, поменялись лозунги. Но это не означает, что нужно опустить руки и не заниматься возрождением планерного спорта. Авиация начинается не только в летных училищах, но и в таких аэроклубах, как наш. И об этом не мешает помнить нашим властям, особенно когда они формируют программы по патриотическому воспитанию молодежи.

Записала и подготовила к публикации М.Калинина. АТСК "Сапсан" Воронежская область.